О крови

Ядый мою плоть и пияй мою кровь имать живот вечный что это

Неразрывная связь христианина с Таинством Евхаристии – одна из ключевых тем в наследии святителя Феофана Затворника. В день памяти святого он вновь обращается к нам со словом о том, что в нашей жизни есть причастие Святых Тела и Крови Христовых.

Хорошо тот священник делает, что располагает к частому причащению. Частое говение с исповедию и святым причастием есть наисильнейшее воспитательное средство в духовной жизни.

Живейшее общение с Господом совершается чрез причащение Тела и Крови Его, в Таинстве Евхаристии.

В Церкви Божией стоит, непрерывно приносимая, жертва Тела и Крови Господа, по заповеди Его, и в той силе, в какой благоугодно было Господу установить сие учреждение.

Нужду имеешь и ищешь преискреннейшего общения с Господом? Иди в Святую Православную Церковь. Она – и только она, – дав тебе вкусить Тела и Крови Господа от жертвы Его, ею всегда приносимой, сделает, что ты будешь в Господе и Господь в тебе, по неложному Его обетованию.

Благодать возрождения подается чрез погружение тела в воду, благодать общения с Господом – чрез вкушение Тела Его и Крови.

Таинство Тела и Крови есть вечеря любви для верных, но прежде оно есть жертва. Во всем свете люди приносят Богу жертвы. Истинная жертва есть одна наша, бесценная – Тело и Кровь Христа Господа. Она непрерывно стоит в Церкви, соединяя Небо и землю. О сем помнить подобает христианам. Ибо все повсюду верующие – одна Церковь. Почему деемое в одной частной Церкви не чуждо есть и всех частных Церквей, следовательно, и всех христиан.

Смотри еще. Господь говорит: «Ядый Мою плоть и пияй Мою кровь во Мне пребывает, и Аз в нем» (Ин. 6:56). Если Господь пребывает в причастившемся, то это потому, конечно, что в святом причастии он принял Его. Следовательно, причащающийся Святых Тайн Тела и Крови Христовых соделывается чрез сие самое приявшим Его. Пред причащением мы исповедуем Господа, говоря: «Верую, Господи, и исповедую. » Но не это исповедание вселяет Христа, а самое причащение Тела и Крови. Исповедание же только отверзает вход Господу для принятия Его, в Таинстве Тела и Крови Его.

Тело и Кровь Господа, став жертвою, очищает грехи, и чрез себя сочетавая с Господом приступающих к Нему с верою в Таинствах, питает их потом таинственно богочеловечною жизнию, как ветви, привитые к древу, питаются соками древа.

Кто не вкусит Тела Господня и не пиет Крови Его, живота не имать в себе. Кто в Господе пребывает? Ядый Плоть Его и пияй Кровь Его. Тут нет ничего неяснаго и никакого иносказания. Так веровали все спасшиеся о Господе, так веровать подобает и нам.

Пусть умолкнут у нас все чувства и око ума невозмутимо да зрит туда, откуда чает встретить Желаемого, углубляясь в Таинство Тела и Крови.

Приняли мы Господа, позаботимся же удержать Его в себе всеми силами существа своего. Обымем Его непрестанною памятью о Нем, посвящением славе Его всякого дела нашего и труда, сладостным пребыванием во всех чинах священных, коими угодно было Ему облечь жизнь нашу. Делая так, мы дадим Ему возможность поглощать в нас часть за частью, силу за силою, чтоб, сорастворившись наконец всецело с нами, соделать нас едино с Собою.

Установив ныне Таинство Тела и Крови, Господь предал совершение его в закон святым Апостолам, а святые Апостолы – Святой Церкви, в которой Он и пребывает, и действует неотложно.

Святая Церковь всех и всегда призывает к Святому Причащению, особенно же во время святых постов, и еще особеннее во святую Четыредесятницу, в которую и все службы и чинопоследования приспособлены к приготовлению верующих к достойному Принятию Тела и Крови Христовых.

«Ядый Мою Плоть и пияй Мою Кровь во Мне пребывает, и Аз в нем» (Ин. 6:56), – говорит Сам Господь. Стало быть, дело Святого Причащения есть дело жизни. Причащаться или не причащаться – значит быть или не быть христианином, жить или не жить во Христе. Почему и прибавляет Господь: «Аще не снесте Плоти Сына Человеческаго, ни пиете Крове Его, Живота не имате в себе» (Ин.6:53).

Без Господа, как слышали вы, мы не можем «творити ничесоже» (Ин. 15:5) и даже «живота» не имеем «в себе» (Ин. 6:53). Господь бывает в нас чрез Святое Причащение.

Сила Причащения есть вкушение Господа. Быть в состоянии Причащения – значит постоянно вкушать Господа, или духовными чувствами ощущать Его в нас пребывание и силу.

У всех достойных причастников Господь пребывает. Порадуйтесь, причастники Божии! И не отрицайте в себе сего великого Дара из ложного смирения или по неясному представлению плодов от Святого Причащения. Пусть не ощущаете вы определительно и не осязаете сего, но Господь в вас, пока не лишитесь Его пребывания по причине каких-либо смертных грехов.

Приступая к Святым Тайнам, приступайте в простоте сердца, с полной верою, что Господа приемлете в себя, и с соответственным тому благоговеинством. Чему быть на душе после сего, предоставьте сделать то Самому Господу. Многие наперед вожделевают получить от Святого Причастия то и то, а потом, не видя того, смущаются и даже в вере в силу таинства колеблются. А вина не в таинстве, а в этих излишних догадках.

По материалам www.pravoslavie.ru

Некоторые выражения из Библии: Ядый Мою Плоть и пияй Мою Кровь, имать живот вечный. Что это значит? Ты — Сладчайший Иисусе. Неужели Ему приятно слышать эту откровенную лесть?

1 Почему Библию не переведут на современный русский язык. Мне бы очень хотелось не просто прочитать ее, но и понять. А она для меня как китайский язык.
2 Ядый Мою Плоть и пияй Мою Кровь, имать живот вечный. Что это значит?
3 Христе! Ты — Царствие Небесное, . Ты — обитель многих. Ты — Сладчайший Иисусе. Согласна со всем, кроме последнего Сладчайший. Не хочу богохульствовать, но неужели Ему приятно слышать эту откровенную лесть?
Еще раз простите, но я уже несколько недель думаю об этом, а спросить не у кого. Заранее спасибо, да хранит вас Бог.

А каким переводом пользуетесь Вы?

По-моему, «традиционный» Синодальный перевод 1876 года всё еще довольно современен. Я даже не знаю, по какому Вы цитируете — по Острожской Библии или еще какой?

Так, в Синодальном переводе данный текст звучит так: «Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную». Согласитесь, намного понятнее.

Иисус есть жертвенный Ягненок, предреченный в символике храмового служения. Наиболее четко Его миссия показана в обряде пасхального ужина (Исход 12), когда семья закалывала ягненка без порока, его кровью мазала лутку дверей дома и пекла его целиком на огне.

Затем вся семья в полночь готовилась к походу и в полном облачении поспешно ела мясо ягненка с горькими травами, не ломая костей животного.

В эту же ночь Бог вывел Свой народ из Египетского рабства, которое является символом греховного мира (Исход 20:2).

То есть ягненок предстает «пропуском» к этому освобождению.

Таким образом, те, кто ел его мясо, спасались. Кто не ел, у тех в домах ангел-губитель истребил наследника.

Думаю, параллель со служением Христа ясна: кто сознательно участвует в обряде Вечери Господней (Причастия), едя хлеб и пия виноградный сок, представляющие Плоть и Кровь Христа, пролитую за наши грехи на Голгофском кресте, тот спасается через Его жертвенную смерть и получает прощение своих грехов и право на вечную жизнь.

Вторая цитата не из Библии. Это молитва какого-то католического святого, возможно, Франциска Ассизского.

Однако данные слова вполне согласны с библейским портретом Бога: Он есть любовь — многомилостив, долготерпелив, добр, всепрощающ, верен, щедр, искренен, помощник, мудр, нежен, участлив, внимателен.

Неужели личность с таким характером нельзя назвать сладчайшим?

Другое дело, соответствует ли Ваше понимание Его словам Франциска.

Здесь нет другого пути, кроме личного опыта. Библия приглашает: «Вкусите (т.е. попробуйте), и увидите, как благ Господь! Блажен человек, который уповает на Него!» (Псалом 33:9).

Ирина отвечает: Максим! Большое спасибо за разъяснения.
По поводу перевода библии. У меня недавно умерла мама. При отпевании нам дали книжку «Акафист о новопреставленном». Ее надо читать 40 дней. Именно из нее я и взяла эти цитаты. А уж на
каком языке она написана — не знаю, но ее благословил Митрополит Ташкентский и Среднеазиатский Владимир (я из Ташкента).
Плоть — хлеб, кровь — виноградный сок. Неужели так просто заслужить прощение грехов?
Теперь по поводу «сладчайший». Только Вы не обижайтесь, ладно? Мне кажется Ему доставляет большее удовольствие наши благие деяния, а не Его восхваления. Может я и не права, но мне
кажется, что Он очень серьезный и эмоции Ему чужды. Если мы неблаговидные поступки будем покрывать словами прославления, разве оно будет равнозначным. Что Он заметит быстрее — добрые
дела или хвалебные обращения к Нему. И еще один вопрос. Обязательно читать молитвы или достаточно просто мысленно поговорить с Ним, ведь Он услышит?
А текст молитв — это из библии или мы сами сложили их тексты. Я Вам наверное уже надоела. Еще раз извините и спасибо.
С уважением, Ирина.

Спасибо за разъяснение. Советую Вам связаться с Российским библейским обществом (biblia.ru, ICQ 258086651) и узнать, где в Ташкенте можно купить Библию в синодальном переводе.

По моему мнению, он достаточно читабелен для образованного россиянина.

Прощение грехов вообще не нужно заслуживать, потому что это невозможно сделать. Бог четко сказал: «возмездие за грех — смерть, а дар Божий — жизнь вечная во Христе Иисусе, Господе
нашем» (Римлянам 6:23).

Мы можем лишь смиренно и благодарно принять этот величайший дар из пробитых гвоздями рук Христа.

По поводу «сладчайшего». Представьте себе мужа, который никогда не сказал Вам ласкового слова, а только носит домой деньги, ест ужин, спит с Вами и утром уходит на работу.

Богу нужны отношения так же, как и нам. А мелочей, как известно, в отношениях нет. Нужно всё — и дела, и слова. Лишь бы всё от сердца было.

Текст данной молитвы НЕ из Библии. Бог не против заучивания чужих молитв, однако и наши слова слышать тоже.

Не волнуйтесь, задавайте столько вопросов, сколько есть.

По материалам www.bible.com.ua

Ст. 56-57 Ядый Мою Плоть и пияй Мою Кровь во Мне пребывает, и Аз в нем. Якоже посла Мя живый Отец, и Аз живу Отца ради: и ядый Мя, и той жив будет Мене ради

Далее говорит: ядый Мою Плоть во Мне пребывает (ст. 56) ; этим показывает, что такой человек соединяется с Ним. Следующие же слова, если не вникнуть в их смысл, представляются как будто не имеющими связи с предыдущими. Какая, в самом деле, говорят, последовательность – сначала сказать: ядый Мою Плоть во Мне пребывает, и затем продолжать: якоже посла Мя живый Отец, и Аз живу Отца ради (ст. 57)? Однако ж между этими словами есть большое соответствие. Так как (Христос) много раз говорил о жизни вечной, то в подтверждение того же и присовокупил: во Мне пребывает. Если же во Мне пребывает, а Я живу, то явно, что и он будет жить. Потом говорит: якоже посла Мя живый Отец. Это – сравнение и уподобление. Он как бы так сказал: Я живу так, как Отец. А чтобы ты не счел Его нерожденным, Он тотчас прибавил: Отца ради; но этим показывает не то, будто Он для Своей жизни имеет нужду в каком-либо содействии. Еще прежде Он опроверг эту мысль, сказав: якоже Отец имать живот в Себе, тако даде и Сынови живот имети в Себе (5, 26). Если же (допустить, что) Он нуждается в содействии, то будет следовать, что Отец не дал так (то есть Сыну иметь живот в Себе), и значит, те слова – ложны; а если дал, то Сын уже не имеет нужды ни в каком постороннем содействии. Что же значит: Отца ради? Здесь Христос указывает только причину, говоря как бы так: как живет Отец, так и Я живу. И ядый Мя, и той жив будет Мене ради (ст. 57). Жизнь здесь разумеет не обыкновенную, но прославленную. А что Он говорит о жизни не обыкновенной, но о той, славной и неизреченной, это видно из того, что все – и неверующие и непосвященные – тоже живут, хотя и не вкушают той Плоти. Видишь, что речь идет не об этой жизни, но о той. Он как бы так говорит: ядущий Мою Плоть не погибнет по смерти и не подвергнется наказанию. И не об общем также воскресении говорит, так как все одинаково воскреснут, но о воскресении особенном, славном, соединенном с наградою.

Ядый Мою Плоть и пияй Мою Кровь во Мне пребывает, и Аз в нем

Что это значит: пребывает в Господе Иисусе Христе? Это значит, что Господь пребывает в тех, кто достойно причащается Тела и Крови Его. Пребывать во Христе — это значит быть в самом тесном общении с Ним.

Если говорить об отношениях человеческих, знаем, что самым тесным образом связаны люди между собою, когда соединены они союзом любви: горячо любящие друг друга супруги, дети, любящие своих родителей, пребывают друг в друге, их сердца бьются воедино, их мысли направлены в одну сторону, живут они одним духом.

Подобно этому, пребывать во Христе значит жить Его учением, проникнуться всецело Его Святой любовью, Его заповедями, проникнуться той любовью, которая побудила Его сойти с неба и нас спасти.

Общение с Истинным Богом может, конечно, быть только духовным общением, общением любви. Если Господь Иисус Христос говорит, что и Он пребывает в тех, кого достойно причащает Он Тела и Крови Его, то это значит, что любовью Христовой озарится сердце такого человека, что наполнится сердце это Духом Святым — это будет глубокое и неразрывное общение любви.

Дух животворит, плоть не пользует нимало. Слова, которые говорю Я вам, суть дух и жизнь (Ин. 6:63) . Животворит только Дух, ибо дух царит над плотью. Духом управляются все функции органов нашего тела. Если дух могуч, свят, исполнен любви, это управление плотью будет благодатным.

Знаем удивительные примеры из жизни святых, из жизни великих постников, которые ели только один раз в неделю. Казалось бы, с точки зрения научных сведений, люди, которые питались, как Иоанн Предтеча, только акридами и диким медом, люди, которые как преподобный Антоний Сийский, как преподобный Серафим, питались годами одной травой, должны были быть чрезвычайно истощены, жизнь их должна сократиться.

Но это не так: «Физиология говорит одно. Дух — другое». Такие великие постники и подвижники, которые жили под землей, которые совершенно не дышали свежим воздухом, которые, подобно подвижникам Киево-Печерской Лавры, жили в пещерах и никогда не видели солнечного света, столь необходимого для организма, эти люди, вопреки законам физиологии, жили по 100 и более лет.

Их животворил Дух, животворили слова Господа Иисуса Христа, а Господь говорит: Не о хлебе единем жив будет человек, но о всяцем глаголе исходящем изо уст Божиих (Мф. 4:4). Это самая глубокая, самая великая основа жизни — оживотворение Духом.

Кто оживотворяется Духом, кто становится в глубокое, тесное общение с Господом Иисусом Христом, кто живет во Христе, тот — над законами природы. Узнаёт он в сердце своем, что имеет тесное общение со Христом. Как узнаёт?

Узнаёт это по тому, что сердце его наполняется радостью, радостью, которой не знают люди, не живущие духом, узнаёт по тому, что любовь святая возрастает и возрастает в нем, что исполняет он заповеди Христовы. Будем же жить так, чтобы животворил нас дух, будем жить так, чтобы жил в нас Христос и мы жили во Христе!

Спешите идти за Христом. На слова: «Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь во Мне пребывает, и Я в нем».

Ст. 56-58 Ядущий Мою плоть и пиющий Мою кровь пребывает во Мне, и Я в нем. Как послал Меня живой Отец, и Я живу Отцем, так и ядущий Меня жить будет Мною. Сей-то есть хлеб, сшедший с небес. Не так, как отцы ваши ели манну и умерли: ядущий хлеб сей жить будет вовек

Здесь мы научаемся таинству Причащения, Ядущий и пиющий плоть и кровь Господа пребывает в Самом Господе, и Господь в нем. Странное и непостижимое бывает соединение, так что Бог пребывает в нас, а мы в Боге. Не страшное слышишь ты учение. Мы вкушаем не Самого Бога, ибо Он неосязаем и бестелесен, и необъятен ни для глаз, ни для зубов; ни опять вкушаем плоть простого человека, ибо она не может принести никакой пользы. Но как Бог неизреченным смешением соединил Сам с Собою плоть, то и плоть животворит не потому, будто пременилась в Естество Божие, — нет, но по подобию раскаленного железа, которое и остается железом, и обнаруживает силу огня. Так и плоть Господня, пребывая плотию, животворит как плоть Бога Слова. — Как Я, говорит, «живу Отцем», то есть потому, что родился от Отца, Который есть Жизнь, так «и ядущий Меня жить будет Мною», соединившись и как бы претворившись в Меня, могущего животворить. Когда же слышишь, что «Я живу», не думай, что Он живет по причастию жизни. Иначе Богом называлось бы животное. Но нет! Ибо ни животное не называется Богом, ни сотворенное Жизнью. — Часто повторяет слова: «отцы ваши ели манну в пустыне» для того, чтобы убедить слушателей, что если можно было питаться людям без жатвы и сеяния в течение сорока лет и жизнь их поддерживалась, тем более ныне Господь подкрепит нашу разумную жизнь лучшим хлебом, плотию Своею, образовавшеюся из земли — Девы, без сеяния — мужа. — Везде упоминает о жизни и часто приводит это имя, потому что ничто так не приятно людям, как жизнь. — Впрочем, ты можешь есть плоть и пить кровь Владыки не только в Таинственном Причастии, но и иным образом. Плоть ест тот, кто идет путем деятельности. Ибо плоть — неудобоварима, как и деятельность — многотрудна. Кровь пьет как бы вино, веселящее сердце, созерцатель. Ибо созерцание не сопряжено с трудом, есть даже успокоение от трудов, и похоже на питие, как и питие легче, чем пища.

Ядый Мою Плоть и пияй Мою Кровь во Мне пребывает, и Аз в нем

Во Мне пребывает, соединяется со Мною через Причастие и приобщение Моего Тела и Моей Крови, становится одного со Мною тела и делается причастником находящейся во Мне жизни; а если он во Мне, то, конечно, и Я в нем.

Ядый Мою Плоть и пияй Мою Кровь во Мне пребывает, и Аз в нем

«Плотью» и «кровью» Он назвал все таинственное Пришествие Свое и явил нам учение Свое, состоящее из духовного делания, естественного созерцания и богословского любомудрия, которым душа питается и постепенно приготовляется к созерцанию сущих вещей. Таково, вероятно, значение сказанных слов.

Послание о вере.

Ст. 56-57 Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Kровь пребывает во Мне, и Я в нем. Kак послал Меня живый Отец, и Я живу Отцем, так и ядущий Меня жить будет Мною

Человек, вкушающий Плоть и Kровь Христа, пребывает в действительном общении со Христом, так сказать, воспринимает в себя Христа (ср. Гал.2:20): и верующий находится во Христе, и Христос в нем. Такое тесное общение между Христом и верующим основывается на том жизненном общении, какое существует между Христом и Живым Отцом, т. е. имеющим в себе жизнь (ср. Ин.5:26).

Живу Отцем, т. е. от Отца получил жизнь, но имею, однако, ее в полном Своем распоряжении, так что могу Сам сообщать ее и другим (ср. Ин.5:26). Поэтому-то Сын может тем, кто принимает Его в себя как пищу жизни, сообщать жизнь.

Жить будет Мною. Человек будет жить постольку, поскольку он находит во Христе свою пищу.

По материалам bible.optina.ru


Автор книги: Иоанн Златоуст
Жанр: Религиозные тексты, Религия

Текущая страница: 28 (всего у книги 53 страниц) [доступный отрывок для чтения: 35 страниц]

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО «ЛитРес» (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Рече же им Иисус: аминь, аминь глаголю вам: аще не снесте Плоти Сына Человеческаго, ни пиете Крове Его, живота не имате в себе. Ядый Мою Плоть и пияй Мою Кровь имать живот вечный, и Аз воскрешу его в последний день (6, 53–54)

Изъяснение 6, 53–54. Продолжение рассуждения о значении святой Евхаристии. – Ученики находят жестоким слово Учителя. – коры и порицания нужно делать с простотою. – Предсказание о предательстве Иуды. – Наше спасение, как и наша погибель, зависят от нашей свободы воли. – Пример Иуды должен служить предостережением для тех, кто занимает высшее положение. – Алчность, бывшая причиной предательства Иуды, может служить причиной погибели и для каждого из нас. – Презирать бедных, – значит предавать Иисуса Христа. – Бесполезность богатств и зло – употребление ими. – Нужно презирать все временное и искать только вечного.

1. Когда беседуем о предметах духовных, ничто житейское да не будет в душах наших, ничто земное; но все это да будет удалено, все да будет устранено, чтобы мы могли всецело предаться одному слушанию Божественных слов. Если при входе царя в город затихает весь шум, то гораздо более в то время, как Дух беседует с нами, мы должны вникать с глубоким безмолвием и с великим страхом. А что сегодня читано, то действительно достойно страха. Что же именно, – послушай. Истинно говорю вам, говорит Христос, если кто не будет есть Плоти Моей и пить Крови Моей, тот не будет иметь жизни в себе. Так как иудеи пред тем говорили, что это невозможно, то Он показывает, что не только не невозможно, но и весьма необходимо. Поэтому и прибавляет: ядый Мою Плоть и пияй Мою Кровь имать живот вечный, и Аз воскрешу его в последний день. Слова Его: если кто ест от хлеба сего, не умрет вовеки, легко могли показаться им странными, как и тогда, когда они говорили: Авраам умер, и пророки умерли, как же Ты говоришь: не вкусит смерти? (см.: Ин. 8, 52) Поэтому Он, чтобы разрешить такое недоумение и показать, что действительно не умрет навсегда, упомянул о Воскресении. Часто же говорит о Таинстве (Причащения), чтобы показать, как оно необходимо и что оно непременно должно быть. Плоть Моя истинно есть брашно, и Кровь Моя истинно есть пиво (6, 55). Что значат эти Слова? Ими Он хочет или сказать то, что Плоть Его есть истинное брашно, спасающее душу, или же уверить их в сказанном, так, чтобы они не считали слов Его загадкою и притчею, но знали, что непременно должно вкушать Его Тело. Далее говорит: ядый Мою Плоть во Мне пребывает (см.: ст. 56); этим показывает, что такой человек соединяется с Ним. Следующие же слова, если не вникнуть в их смысл, представляются как будто не имеющими связи с предыдущими. Какая, в самом деле, говорят, последовательность – сначала сказать: ядый Мою Плоть во Мне пребывает, и затем продолжать: якоже посла Мя живый Отец, и Аз живу Отца ради (ст. 57)? Однако ж между этими словами есть большое соответствие. Так как (Христос) много раз говорил о жизни вечной, то в подтверждение того же и присовокупил: во Мне пребывает. Если же во Мне пребывает, а Я живу, то явно, что и он будет жить. Потом говорит: якоже посла Мя живый Отец. Это – сравнение и уподобление. Он как бы так сказал: Я живу так, как Отец. А чтобы ты не счел Его нерожденным, Он тотчас прибавил: Отца ради; но этим показывает не то, будто Он для Своей жизни имеет нужду в каком-либо содействии. Еще прежде Он опроверг эту мысль, сказав: якоже Отец имать живот в Себе, тако даде и Сынови живот имети в Себе (5, 26). Если же (допустить, что) Он нуждается в содействии, то будет следовать, что Отец не дал так (то есть Сыну иметь живот в Себе), и значит, те слова – ложны; а если дал, то Сын уже не имеет нужды ни в каком постороннем содействии. Что же значит: Отца ради? Здесь Христос указывает только причину, говоря как бы так: как живет Отец, так и Я живу. Иядый Мя, и той жив будет Мене ради (ст. 57). Жизнь здесь разумеет не обыкновенную, но прославленную. А что Он говорит о жизни не обыкновенной, но о той, славной и неизреченной, это видно из того, что все – и неверующие и непосвященные – тоже живут, хотя и не вкушают той Плоти. Видишь, что речь идет не об этой жизни, но о той. Он как бы так говорит: ядущий Мою Плоть не погибнет по смерти и не подвергнется наказанию. И не об общем также воскресении говорит, так как все одинаково воскреснут, но о воскресении особенном, славном, соединенном с наградою. Сей есть хлеб, сшедый с небесе: не якоже ядоша отцы ваши манну и умроша: ядый хлеб сей жив будет во веки (ст. 58). Непрестанно повторяет одно и то же для того, чтобы напечатлеть это в душе слушателей (так как учение об этом было почти последнее), и чтобы утвердить веру в догмат о воскресении и жизни вечной. Итак, (Христос) говорит и о воскресении частию потому, что сказал о жизни вечной, а частию и для того, чтобы показать, что эта жизнь не теперь, но будет по воскресении. Откуда же, скажешь, это видно? Из Писания. К нему при всяком случае отсылает Он иудеев, повелевая из него удостоверяться в том. А словами: даяй живот миру (ст. 33) Он возбуждает в них соревнование, чтобы, таким образом, они не лишали себя этого дара по крайней мере из ревности, что другие наслаждаются им. О манне же часто упоминает для того, чтобы и различие показать между ею и Небесным хлебом, и привести их к вере. Если для Него возможно было без жатвы, без хлеба и других снадобий сохранить, в продолжение сорока лет, жизнь их предков, то тем более это возможно будет теперь, когда Он пришел совершить большие дела. С другой стороны, если то были некоторые образы, и, однако ж, тогда собирали пищу без пота и трудов, то тем более это будет теперь, когда во всем большое различие, когда смерти уже нет и мы пользуемся истинною жизнию. Хорошо и то, что Христос часто упоминает о жизни, потому что жизнь вожделенна для людей и ничто так не приятно, как не умирать. И в Ветхом Завете было обещание долговечности и многолетия, но теперь обещается не просто долговечность, но жизнь, конца не имеющая. Вместе с тем Христос хочет показать, что Он отменяет наказание, бывшее следствием греха, уничтожает тот смертный приговор и, вопреки прежнему определению, вводит не просто жизнь, но жизнь вечную. Сия рече на сонмищи, уча в Капернауме (ст. 59), где Он совершил много чудес и где поэтому Его должны были слушать с особенным вниманием.

2. Но для чего Он учил в синагоге и в храме? Как для того, чтобы уловить собиравшийся в них народ, так и для того, чтобы показать, что Он действует не противно Отцу. Мнози же слышавше от ученик Его, реша: жестоко есть слово сие (ст. 60). Что значит: жестоко есть? Значит: сурово, трудно, тягостно. Но ведь Он ничего такого не говорил, потому что и беседовал не о жизни и деятельности, но о догматах, часто упоминая о вере в Него. Так что же, то ли значит: жестоко есть слово, что Он обещает жизнь и воскресение? То ли, что Он сказал: с Небесе спидол? Или то, что нельзя спастись не ядущему Его Плоти? Это ли, скажи мне, жестоко? Но кто станет утверждать это? Итак, что значит: жестоко? Значит: неудобоприемлемо, превышает их немощь, наводит великий страх. Они думали, что Он говорит нечто такое, что выше Его достоинства и далеко превосходит Его силы; почему и говорили: кто может Его послушати? (ст. 60), желая, может быть, тем оправдать себя, потому что намерены были отстать от Него. Ведый же Иисус в Себе, яко ропщут о сем ученицы Его (а такое ведение тайных помыслов есть доказательство Его Божества), говорит: сие ли вы блазнит? (ст. 61). Аще у бо узрите Сына Человеческаго восходяща, идеже бе прежде? (ст. 62). Так же Он поступил и с Нафанаилом, сказав: занерех ти, видех тя под смоковницею, веруеши: больша сихузриши (см.: 1, 50), – и с Никодимом: никтоже взыде на Небо, токмо Сын Человеческий, сый на Небеси (см.: 3, 13). Что же? К недоумениям Он присовокупляет новые недоумения? Отнюдь нет; напротив, величием и множеством догматов хочет удержать их при Себе. Сказав просто: с Небесе снидох, и не присовокупив ничего больше, Он тем скорее соблазнил бы их; но сказав: тело Мое – жизнь мира, также: якоже посла Мя живый Отец, и Аз живу Отца ради, и еще: с Небесе снидох, Он тем разрешает их недоумение. Кто говорит о себе одно великое, того, конечно, еще можно подозревать во лжи, но кто, вслед за тем, высказывает столь многое, тот уничтожает всякое подозрение. Все же Он и делает и говорит для того, чтобы удалить их от мысли, что отец Его Иосиф. Значит, Он говорил так не для усиления соблазна, а, напротив, для его уничтожения. Кто считал бы Его сыном Иосифа, тот не принял бы Его слов; а кто убедился, что Он сошел с Неба и опять взойдет туда, тот удобнее мог внимать Его словам. После того Христос присовокупляет и другое решение их недоумения, говоря: Дух есть, иже оживляет, плоть не пользует ничтоже (6, 63). Это значит: что говорится обо Мне, тому должно внимать духовно; а кто внимает чувственно (σαρχιχώς), тот ничего не приобретает и не получает никакой пользы. Сомневаться же в том, как Он сошел с Неба, и думать, что Он – сын Иосифа, и спрашивать: како может нам дати Плоть Свою ясти? (ст. 52) – было делом плотского слушания, между тем как все это следовало понимать таинственно и духовно. Но откуда, скажешь, они могли понять, что такое значит есть Плоть? Потому-то им и следовало выждать удобного времени и расспросить, а не оставлять Его. Глаголы, яже Аз глаголах вам, дух суть и живот суть (ст. 63), то есть божественны и духовны, не заключают в себе ничего плотского и не подлежат естественному порядку, но чужды всякой этого рода необходимости и выше законов, действующих на земле, и имеют смысл другой, особенный. Таким образом, как здесь сказал: дух, вместо того чтобы сказать: духовные (глаголы), так и, сказав: Плоть, разумел неплотские (предметы), но плотское слушание, намекая вместе и на иудеев, которые всегда желали плотского, между тем как надлежало желать духовного, потому что, кто предметы духовные станет понимать чувственно, тот не приобретет никакой прибыли. Что же, разве Его Плоть не есть плоть? Без сомнения, – плоть. Как же Он сказал: плоть не пользует ничтоже? Это Он сказал не о Своей Плоти, отнюдь нет, – но о тех, которые Его слова понимают чувственно. Что же значит – понимать чувственно? Смотреть на предметы просто и не представлять ничего больше, – вот что значит понимать чувственно. Но не так должно судить о видимом, а надобно внутренними очами прозирать во все его тайны. Вот это значит понимать духовно. Ведь кто не ест Его Плоти и не пиет Его Крови, не имеет жизни в себе: как же плоть ничего не пользует, когда без нее невозможно жить? Не видишь ли, что слова: плоть не пользует ничтоже сказаны не о Плоти Его, но о плотском слушании? Но суть от вас нецыи, иже не веруют (ст. 64). Опять, по Своему обычаю, придает важность Своим словам, предрекая будущее и показывая, что Он говорил все это не потому, чтобы искал славы у них, а потому, что заботился о их благе. Сказав: нецыи, Он чрез то исключил учеников, – потому что вначале Он говорил: и видесте Мя, и не веруете Мне (ст. 36), а теперь: суть от вас нецыи, иже не веруют. Ведяше бо искони, кии суть неверующий, и кто есть предаяй Его. Иглаголаше: сего ради рех вам, яко никтоже может приити ко Мне, аще не будет ему дано от Отца Моего (ст. 64–65). Здесь евангелист указывает нам на добровольное, принятое Христом, Домостроительство (спасения) и на Его незлобие. И слово: искони здесь поставлено не без цели, но чтобы ты познал Его предведение и то, что Он еще прежде этих слов, и не после того, как иудеи возроптали и соблазнились, а еще прежде, знал предателя, – что было доказательством Его Божества. Затем присовокупил: аще не будет ему дано свыше от Отца Моего, убеждая их считать Бога Отцом Его, а не Иосифа, и показывая, что уверовать в Него – дело немаловажное. Он как бы так говорил: не тревожат, не смущают, не удивляют Меня неверующие. Я знаю это гораздо прежде, чем случилось. Знаю, кому дал Отец (уверовать в Меня).

3. Но когда ты слышишь: дал, не думай, чтобы было раздаяние просто по жребию, а веруй, что получает тот, кто оказывается достойным принять. От сего мнози от ученик Его идоша вспять и ктому нехождаху с Ним (ст. 66). Не без причины евангелист не сказал: отошли, но: идоша вспять. Этим Он показал, что они, отделившись (от Христа), прервали преуспеяние в добродетели и потеряли ту веру, которую прежде имели. Но с двенадцатью (учениками) этого не случилось. Поэтому Он и говорит им: еда и вы хощете ити? (ст. 67) – чем опять показывает, что не нуждается в их служении и послушании, и не за тем водит их с Собою. Иначе – стал ли бы Он спрашивать их так? Почему же Он не похвалил их? Почему не превознес? Частию для того, чтобы соблюсти приличное Учителю достоинство, а частию для того, чтобы показать, что Он этим способом скорее мог привлечь их к Себе. Если бы Он похвалил, то они могли бы подумать, что оказывают Ему услугу, и поддаться какой-нибудь немощи человеческой. Когда же показал, что не нуждается в их следовании за Ним, то этим более удержал их при Себе. И смотри, с какою мудростию Он говорит. Не сказал: отойдите, потому что это значило бы отгонять, но говорит вопросительно: еда и вы хощете ити? – чем показывает, что Он устраняет всякое насилие и принуждение и хочет, чтобы они оставались при Нем не из-за какого-либо стыда, но по чувству благодарности. А тем, что не укорил их явно, но коснулся незаметно, Он показал, как должно любомудрствовать в подобных случаях. Но с нами бывает напротив, и это понятно, потому что мы все делаем ради своей славы. Поэтому и думаем, что наше благосостояние уменьшается, когда уходят служащие нам. Но Христос не стал ни льстить, ни отгонять, а только спросил. И это не потому, чтобы Он презирал учеников, но потому, что не хотел удерживать их при Себе силою и принуждением, – ведь оставаться по этой причине все равно что и отойти. Что же Петр? К кому идем? Глаголы живота вечнаго имаши, и мы веровахом и познахом, яко Ты еси Христос, Сын Бога Живаго (ст. 68–69).

Видишь ли, не слова Христовы были причиною соблазна, а невнимание, беспечность и неблагодарность слушателей? Если бы Он и не сказал (тех слов), они и тогда соблазнились бы и не успокоились бы, потому что непрестанно думали о пище телесной и были пригвождены к земле. Ведь вместе же с ними слушали и эти (апостолы); однако ж высказали совсем не то, что они, говоря: к кому идем? Этот ответ обнаруживает великую любовь. Он показывает, что для них Учитель дороже всего – и отцов, и матерей, и имений, и что, оставив Его, они не могли бы уже найти, куда прибегнуть. Но чтобы не показалось, будто слова: к кому идем? – Петр сказал потому, что не было никого, кто бы принял их, Он тотчас присовокупил: глаголы живота вечнаго имаши. Другие внимали (словам Христовым) чувственно и с умствованиями человеческими; а они (апостолы) – духовно, предоставляя все вере. Потому и Христос говорил: глаголы, яже Аз глаголах, дух суть, то есть: не предполагай, что учение, содержащееся в Моих словах, подлежит обыкновенному порядку вещей и тем законам, по которым все совершается. Предметы духовные не таковы: они не могут быть подчинены законам земным. На это и Павел указывает, говоря: да неречеши в сердцы твоем: кто взыдет на Небо, сиречь Христа свести. Или кто снидет в бездну, сиречь Христа от мертвых возвести (Рим. 10, 6–7). Глаголы живота вечнаго имаши. Вот они уже приняли учение о воскресении и о будущем воздаянии. Смотри же, какое братолюбие и какую любовь высказывает Петр, отвечая за весь лик (Апостолов). Не говорит: я познал, но: познахом. Особенно же обрати внимание на то, как приноравливается к самим словам Учителя, говоря не то, что говорили иудеи. Те говорили: сей есть сын Иосифов, а Петр: Ты еси Христос, Сын Бога Живаго, и еще: глаголы живота вечнаго имаши; (и он говорил так), вероятно, потому, что часто слышал слова Христовы: веруяй в Мя имать живот вечный. Припомнив, таким образом, самые слова, Он показал тем, что содержит (в памяти) все сказанное. Что же Христос? Не похвалил и не превознес Петра, хотя это и сделал при другом случае; но что говорит? Не Аз ли вас дванадесяте избрах; и един от вас диавол есть (ст. 70). Так как Петр сказал: и мы веровахом, то Христос исключает из этого лика Иуду. В другом месте Петр не сказал ничего об учениках, но на вопрос Христа: вы же кого Мя глаголете? – отвечал: Ты еси Христос, Сын Бога Живаго (Мф. 16, 15, 16). Но так как здесь сказал: и мы веровахом, то Христос, по справедливости, не оставляет Иуду в лике учеников. А это Он сделал с намерением заранее отвратить вероломство предателя; и хотя знал, что это будет бесполезно, тем не менее исполнял Свое дело.

4. И смотри, с какою мудростию (поступил Христос)! Он и не открыл вполне предателя, и не оставил его совсем неизвестным, чтобы он, с одной стороны, не сделался более бесстыдным и упорным, а с другой, думая, что остается неизвестным, не отважился бесстрашно на злодеяние. С этою-то целию, продолжая Свою беседу, изобличает его яснее. В самом деле, сначала Он включил и его в число прочих, сказав: суть от вас нецыи, иже не веруют. А что здесь Он разумел и предателя, это показал евангелист словами: ведяше бо искони, кии суть неверующий, и кто есть предали Его. Но так как Иуда остался при Нем, то Он изобличает его сильнее, говоря: един от вас диавол есть, и, таким образом, наводит страх на всех вообще, желая прикрыть его. При этом справедливо может возникнуть недоумение: отчего теперь ученики не говорят ничего, а впоследствии приходят в страх и в недоумении смотрят друг на друга и спрашивают: еда аз есмь, Господи? (Мф. 26, 22), и Петр подает знак Иоанну, чтобы он узнал о предателе и спросил у Учителя, кто это (см.: Ин. 13, 24). Итак, какая тому причина? Петр тогда еще не слышал: иди за Мною, сатано (Мк. 8, 33), а потому и не имел никакого опасения. Когда же подвергся упреку, и, несмотря на то что говорил от великого расположения, не только не заслужил одобрения, но и услышал название сатаны, то при словах: един от вас предаст Мя (Ин. 13, 21) справедливо уже убоялся. С другой стороны, и Христос теперь не говорит: един от вас предаст Мя, а: един от вас диавол есть. Потому они даже не поняли этих слов, а думали, что Он только укоряет за лукавство. Но для чего Он сказал: не Аз ли вас дванадесяте избрал; и един от вас диавол есть? Чтобы показать, что Его учение чуждо лести. Так как в то время, когда все оставили Его, они одни остались при Нем и чрез Петра исповедали Его Христом, то, чтобы не подумали, что Он станет за это льстить им, Он удаляет их от такой мысли. Он как бы так говорит: ничто не может отклонить Меня от обличения людей злых; не думайте, что Я стану льстить вам за то, что вы остались при Мне, или что Я не буду обличать порочных, потому что вы последовали за Мной. К этому не склонит Меня и то, что гораздо сильнее могло бы склонить учителя. Кто сам собою остается при учителе, тот представляет тем свидетельство своей любви к нему; а избранный учителем почитается от людей несмысленных за безумного и отвергается ими. Но и это не удержит Меня от обличений. Между тем в этом и теперь язычники обвиняют Христа, но напрасно и неразумно: Бог никогда не делает людей добрыми чрез насилие и принуждение, и Его избрание призываемых не насильственное, но совершается чрез увещание. А чтобы тебе увериться, что, призывая, Он не насилует, смотри, сколько погибло людей званных. Отсюда видно, что в нашей воле – и спасение, и погибель.

5. Слыша это, научимся же всегда трезвиться и бодрствовать. Иуда был причтен к тому святому лику, сподобился столь великого дара, совершал чудеса (потому что и он вместе с прочими был послан воскрешать мертвых и очищать прокаженных), и, несмотря на это, как скоро был порабощен тяжким недугом – страстию сребролюбия, предал и своего Владыку. И ничто не принесло ему пользы: ни благодеяния, ни дарования, ни пребывание со Христом, ни служение, ни омовение ног, ни общение в трапезе, ни хранение ковчежца; но это все обратилось даже в повод к его наказанию. Будем же бояться, чтобы и нам чрез сребролюбие не сделаться подражателями Иуде. Ты не предаешь Христа; но, когда презираешь нищего, истаевающего от голода или гибнущего от холода, навлекаешь на себя то же осуждение. Также, когда мы недостойно приобщаемся Тайн, мы погибаем наравне с христоубийцами. Когда похищаем, когда угнетаем бедных, то навлекаем на себя величайшее наказание, и весьма справедливо. В самом деле, доколе будет так владеть нами любовь к настоящим вещам – излишним и бесполезным? А богатство и принадлежит к вещам излишним, от которых нет никакой пользы. Доколе нам не взирать на небеса, не трезвиться, не знать сытости в наслаждении этими земными и преходящими благами? Ужели мы не знаем из опыта их ничтожества? Представим себе бывших до нас богачей. Не сон ли все их блага? Не тень ли и цвет, не поток ли протекающий? Не повесть ли и басня? Вот такой-то был богат: где же теперь его богатство? Сгибло и истлело. А грехи, совершенные из-за него, и наказание за грехи – остаются. Но если бы даже и наказания не было и Царства не предстояло, – и тогда следовало бы уважать (в бедном) одноплеменность и однородность с нами, и постыдиться того, что он подобострастен нам. Между тем мы кормим псов (многие же кормят и диких ослов, и медведей, и других разного рода зверей), а презираем человека, истаевающего от голода; таким образом, для нас чужое – дороже родного и свое – хуже того, что не наше и не родственно нам. Но не приятно ли, скажешь, строить великолепные дома, иметь множество рабов и, покоясь на ложе, смотреть на золотой свод? Да это излишне и бесполезно. Есть другие здания, гораздо великолепнее и лучше этих. Ими нужно увеселять свои взоры, – и никто тому не воспрепятствует. Хочешь ли видеть прекраснейший свод? Когда настанет вечер, смотри на небо, усеянное звездами. Но это, скажешь, не мой свод? Напротив, этот даже более твой, чем тот. Он для тебя и создан, и принадлежит тебе наравне с твоими братьями. А тот не твой, но твоих наследников, после твоей смерти. Притом этот (свод небесный) может принести величайшую пользу, потому что своею красотою возводит к Создателю; а тот причинит тебе величайший вред, сделавшись в день суда твоим грозным обвинителем, потому что он был облечен золотом, когда Христос не имел и необходимой одежды. Не будем же впадать в столь великое безумие; не станем гоняться за тем, что мимолетно, и убегать того, что пребывает постоянно; не будем предателями своего спасения, но станем держаться надежды на блага будущие: старики – как верно знающие, что им не долго остается жить, юноши – как вполне убежденные, что (и для них) немного остается времени, потому что день Господень придет, как тать ночью. Итак, зная это, жены пусть умоляют мужей, мужья пусть убеждают жен, будем учить юношей и дев, и все будем наставлять друг друга – презирать настоящие блага и искать будущих, чтобы и сподобиться их, по благодати и человеколюбию Господа нашего Иисуса Христа, чрез Которого и с Которым Отцу со Святым Духом слава ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО «ЛитРес» (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

По материалам iknigi.net

Related Articles

Close