Меню Рубрики

Я могу тебе подарить свою кровь но нормальные вены не примут ее

вокалистка, гитаристка группы ночные снайперы. талантливая (на мой субъективный взгляд) поэтесса. если пиплу понравится, постну еще немного. просто, чтоб ознакомить тех, кто пока не читал ее произведений.

эпитеты? . без слов. нечего добавить.

Я стараюсь привыкнуть жить без тебя.
Я снова надеваю печали фрак.
Я еду. На шинах скрипит асфальт
и светят фары в дорожный знак.
Я стараюсь привыкнуть дышать без тебя
Мой зверь подо мной, как и я,одинок.
Вся жизнь теперь в повороте руля —
это мой последний, последний рывок.
Тугая ночь
обнимает меня за плечи.
И ветер соленый,
и в глазах тоска.
И никуда не деться,
ведь снова вечер.
И как жаль, что это
не твоя рука.
Я стараюсь привыкнуть любить не тебя.
Вырывается страсть и поет мотор.
Мои мысли просты, как изгиб руля.
В этих двух колесах война и позор.
Я стараюсь привыкнуть видеть других,
чувствуя как ты гибнешь во мне.
И некому крикнуть мне: «Подожди!»
в последнем полете при мертвой луне.
Тугая ночь.

Диана Арбенина
(1993)
____________

  • Share
    • Share this post on
    • Digg
    • Del.icio.us
    • Technorati
    • Twitter

Когда придет зима,
когда наступит февраль,
и черный фонарь
станет желтым, как янтарь,
я прикажу себе молчать
и не ходить в тот дом.
Кому-то станет интересно
в чем беда.
Я раньше не бывал
так часто дома никогда,
и я мечтал о телефоне,
а он теперь для меня ерунда.
Но это просто рубеж,
и я к нему готов.
Я отрекаюсь от своих
прошлых снов.
Я забываю обо всем.
Я гашу свет.
Нет мира кроме тех,
к кому я привык,
и с кем не надо
нагружать язык,
а просто жить рядом
и чувствовать, что жив.
Когда ветра морские
будут крепко дуть,
я постараюсь сразу лечь
и уснуть, я это так давно
и навсегда решил.
К каждому звуку
я буду готов,
но в том доме не предпримут
ни малейших шагов,
обвиняя во всем
сдутость шин.
Но это просто рубеж.
Когда пройдет много лет
и я вернусь в тот дом,
где холодно всегда
без огня и с огнем,
меня встретит хозяйка и
посмотрит на часы.
И тогда я пойму,
что мой дом сгорел.
Я оставил все,
а сам уцелел.
Но зачем я опять
вернулся к тебе?

Ограда. Мокрый снег. Случайное тепло
чужих ключей в моей руке.
Распластан день на паперти тоски,
о чем-то стонут языки.
И привкус меди на губах у тех,
кто все забудет.
Я знаю — ты уйдешь.
И будет небо плыть за тобой.
Ты так любила жить,
и, может, оттого,
что ты жила на краю,
где я сейчас стою.
Последние шаги в системе бытия,
прощальный вздох любимых рук —
и мир внезапно превратился
в горсть земли,
кто был со мной — теперь вдали.
А завтра я оставлю город,
данный мне в наследство.
Я знаю — ты уйдешь.
И полотно травы твоим глазам — вуаль,
но цвет уже не различить.
О чем просить? Ведь все предрешено,
и в миг дороги полотно
cольется с формой шин,
когда меня уже не будет.
Я знаю — ты уйдешь.

Диана Арбенина
осень 1995
___________

По материалам forum.armkb.com

Am
Ты хочешь спать, ты ложишься в постель.
E
Ты больна, ты дрожишь, у тебя нет сил.
Am
Закрываешь глаза, и не можешь терпеть
E
Эту боль, эту боль, эту боль, эту боль.
Dm F
Ты ползешь к телефону, набираешь «03» —
E Am
Добрый дядя тебе «потерпи» говорит.
Dm F
И вот ты в больнице и все позади,
E
Но что будет завтра?

Cm D Gm Cm D
Они убили тебя.
Gm Cm Cdim
Они убили тебя.

Я могу тебе подарить свою кровь,
Но нормальные вены не примут ее.
По морям твоим я пущу корабли,
Но они никогда не достигнут земли.
Идеально логичный закон бытия,
Но в нем нет тебя, в нем нет меня.
Контуры губ на белой стене.
Как молодо выглядят лица во сне.

Они убили тебя.
Они убили тебя.

Ритуал не заставит себя долго ждать.
Все готово уже задолго до нас.
Ты пьешь крепкий чай, ты ждешь и молчишь,
А кто-то на кухне включает газ.
Расцветает день, я становлюсь водой,
Улыбаюсь рыбам и читаю вслух.
Не легко, конечно, быть самим собой,
Но не легче разучиться считать до двух.
Они убили тебя.
Они убили тебя.

(Перевод текста песни Ночные снайперы — Они убили тебя (Канарский,1999) на английский #english version, на английском языке)

Am
Do you want to sleep, you lie down in bed.
E
You’re sick, you’re trembling, you have no power.
Am
Close your eyes, and can’t endure
E
This pain, this pain, this pain, this pain.
Dm F
You’re going to the phone, didn «03» —
E Am
Dear uncle, you «patience» says.
Dm F
And now you’re in a hospital and all behind,
E
But what will be tomorrow?

Cm D Gm Cm D
They killed you.
Gm Cm Cdim
They killed you.

I can give you my blood,
But the normal veins won’t accept it.
On the seas of your I put the ships,
But they will never reach the earth.
Perfectly logical law of existence,
But it is not you, it’s not me.
The contours of the lips on the white wall.
As looking young person in a dream.

They killed you.
They killed you.

Ritual is not long to wait.
Everything is ready long before us.
You drink strong tea, you’re waiting for and say something,
And someone in the kitchen includes a gas.
Blossoms day, I am getting water,
Smiling fish and read aloud.
It’s not easy, of course, be yourself,
But is it not easier to unlearn take up to two.
They killed you.
They killed you.

Не знаете кто поет песню Они убили тебя (Канарский,1999)? Ответ прост, это Ночные снайперы. Найти слова к музыке, текст песни и иногда даже аккорды здесь не сложно, обычно чтобы найти песню по словам, нужно ввести в поиске пару слов из песни и нажать кнопку поиск. Можете теперь использовать текст и слова этой песни в караоке или просто подпевать, включив свой mp3 плеер. Не нужно пытатся перевести песню на русский или английский язык, перевод песни Ночные снайперы — Они убили тебя (Канарский,1999) уже есть на текстпесни2.ру, а скачать текст песни т.е lyrics можно выделив его мышкой.
Просмотров за все время у Ночные снайперы — Они убили тебя (Канарский,1999): [127]

По материалам textpesni2.ru

вот и всё. больше я не бегу впереди паровоза, я показала
вам все что написала.
козырей нет. промежуточные out of place определены в строй.
ранние щенячьи безыскусные оголены.
за пазухой нет ничего.
смогу еще – будет еще.
если это всё – спекуляций не случится.
после меня останутся только «дезертир» «колыбельная»
и «аутодафе».
такие дела.
д. ар

p. s: пожалуйста давайте скажем спасибо
александру николаевичу житинскому
и его бескорыстному сердцу
за то что билось и помогало таким бездомным как я и вы.

о тебе не поют в стиле реггей
к тебе не бегут просто так с разбегу
а я давно давал себе слово не петь об этом!
давно давал себе слово…
и вчерашнее кажется сказкой.
и вчерашнее скажется завтра.
а ты опять ничего не скажешь
ни о завтрашнем ни о вчерашнем.
наверное так и должно быть
но я так не играю!
не всю ведь жизнь петь об остановках!
и трамвая нет в городе нашем
а только грязь да остановки
но без трамвая…
наверное это можно сказать другими словами.
наверное нужно пойти и заняться делом.
но как ты не видишь что я догораю?
но как ты не можешь понять что мне некуда деться?
ты меченый атом
и ты идешь от одного к другому.
но вряд ли есть тот
с кем ты сможешь остаться.
кому-то не сможешь сказать: «мне нужно идти».
кому-то не сможешь просто так улыбаться.
и песни мои тебя не греют.
ты просто их иногда слышишь.
а я с каждым разом все слабее.
а я с каждым разом всё сильнее
хочу залезть на крышу!!
ведь смысл не в том чтобы остаться целым.
и даже не в том чтобы объехать полмира.
слышишь?
ты так же будешь хотеть дальше в берлине.
ты так же будешь грустить в Париже.

снова снова снова сердце на круги своя.
ней– ней– неизбежна песня о тебе.
самолёт уходит в штопор. плавятся моря.
но об этом не узнаешь на своей земле.

ты – моя любовь
ты – любовь моя
умрёшь со мной.

мы с тобою побратимы. это ли не рок?
мы с тобою непохожи. это ли не знак?
ночь в глазах твоих танцует. кровью метит горизонты.
я любуюсь поцелуем на твоих губах.

нет таких ночей которых мы могли бы ждать.
нет такой любви которая для нас с тобой.
беспросветность обнимает мёртвою петлёй.
чуда нет не будет чуда. богу всё равно.

а я хочу летать
с тобой
моя звезда.
ложись в ладонь.

снова снова снова сердце на круги своя.
ней– ней– неизбежна песня о тебе.
снова снова снова снова

брошенная мною нелепая фраза
тобою поднята на флаг.
откуда догадаться тебе было сразу
что это просто осторожный шаг?

ободрать кожу можно до крови
обгоревшую твердь спасая в прохладе.
не нужно опасаться этой боли
спустившись с неба в уютном наряде.

а я шагаю по твоей земле
а я шагаю по твоей земле
а я шагаю по твоей земле
по твоей земле

я устала спасаться от жизни амбиций
слушать пьяные банальные разговоры
я устала видеть вчерашние лица
и уклоняться от нелепых споров.
то что мои руки просят твоих песен
настолько очевидно что хочется уснуть.
эфир глух а город тесен.
я выхожу из дыма чтоб тобой вздохнуть.
и мы шагаем по твоей земле
и мы шагаем по твоей земле
и мы шагаем по твоей земле
по твоей земле

дивная! всё примечаешь ты!
Гомер «Илиада»

вы вчера вдруг заметили
что ваш пух слился с тополем.
вашим крыльям больше столетия.
так взлетайте! к чему эти вопли
о краях куда направляясь обычно молчат.

и мой путь не минует вас
но пройду сквозь холодный свет
сквозь волну ваших тёплых глаз
никогда не кричащих «нет»
в пропасть которую вы долго рыли себе.

вглубь прыжок. а в ответ: «не тронь
моего к вам стремления».
вам бы надо поберечь огонь
в истине проникновения.
зачем же стареть в едва раскалённых углях?

вы вчера вдруг заметили
что ваш пух слился с тополем.
вашим крыльям больше столетия.
так взлетайте! к чему эти вопли
о краях куда направляясь обычно молчат.

1995 г. питер. владимирская. пять углов.

я люблю того кто не придёт.
кто не сядет пить чай за одним столом.
кто никогда никогда не приходил в мой дом.
я люблю того кто спит по ночам
опустив веки в ночную печаль.
дрожит фитиль его огня и гаснет в свете дня.

а мы с тобою уже далеко от земли.
ты умеешь летать. я умею любить.
ты любишь мечтать. а я люблю петь.
и наши страны давно стали одной.
наши войны давно превратились в парад.
ты так долго этого ждал. почему ты не рад?

медленный стук чужих шагов.
вечер – не время для звонков и для врагов.
я недостаточно сильна.
давит всей тяжестью вина.
но не до дна.

я люблю того кто держит в руке
ключ от дверей что всегда на замке.
кто знает маршруты ночных поездов
до дальних городов.
я люблю того кто видит мой цвет
кто рядом со мной когда меня нет
и слёзы мои – его глаза —
как соль на парусах.
а мы с тобою уже далеко от земли.
ты умеешь летать. я умею любить.
ты любишь мечтать. а я люблю петь.
и наши страны давно стали одной.
наши войны давно превратились в парад.
ты так долго этого ждал. почему ты не рад?

Читайте также:  Откуда берут кровь на время свертывания крови и длительность кровотечения

медленный стук чужих шагов.
вечер – не время для звонков и для врагов.
я недостаточно сильна.
давит всей тяжестью вина.
но не до дна.

я люблю того кто не придет

ты хочешь спать. ты ложишься в постель.
ты больна. ты дрожишь. у тебя нет сил.
закрываешь глаза и не можешь терпеть
эту боль эту боль эту боль эту боль.
ты ползёшь к телефону. набираешь «03» —
добрый дядя тебе «потерпи» говорит.
и вот ты в больнице и всё позади
но что будет завтра?
они убили тебя.
я могу тебе подарить свою кровь
но нормальные вены не примут её.
по морям твоим я пущу корабли
но они никогда не достигнут земли.
идеально логичный закон бытия
но в нём нет тебя в нём нет меня.
контуры губ на белой стене.
как молодо выглядят лица во сне.
они убили тебя.
ритуал не заставит себя долго ждать.
всё готово уже задолго до нас.
ты пьёшь крепкий чай ты ждёшь и молчишь
а кто-то на кухне включает газ.
расцветает день. я становлюсь водой
улыбаюсь рыбам и читаю вслух.
нелегко конечно быть самим собой
но не легче разучиться считать до двух.
они убили тебя.

1996 г. питер. на бульваре красных зорь.

сегодня будет темно.
и он улыбнётся мне.
всё к чему я прикасаюсь руками
совсем не так
сегодня будет огонь.
а я огня не боюсь.
всё к чему я прикасаюсь губами
хранит твой вкус:

и это небо!
и эти звёзды!
и эта нежность!
и этот ёжик!
наяву!

сегодня будет июль.
ключи и немного встреч.
сколько на спидометре твоей любви?
тебя надо беречь.
смотришь: смотри в глаза.
солнце хватай за хвост.
мы соприкасаемся плечами
да в полный рост!

вороны ложатся спать. на деревьях стелют постели.
я с тобой по тротуарам по осенним тротуарам.
скоро-скоро первые метели.
мы с тобой подышим паром. мы с тобой подышим.
я опять сбиваюсь с курса. я спешу к тебе.

если снайпер опоздает вряд ли он секунду проживёт.

я знаю ты любишь меня ослепительно нежно.
гуттаперчевая птица на ладонь твою садится.
солнце топит солнце гладит лица.
юный мальчик объясняет то чего не понимает.
просто верит в то что это лучший город на земле.

если снайпер улыбнётся значит ночь удачна и легка.
мне было трудно узнать, но я вижу тебя, вижу тебя.
мне было трудно поверить что это ты.
мне было трудно узнать, но я вижу тебя, вижу тебя.
мне было трудно поверить что это ты ты ты!

кто-то тихо постучал. дверь открыл. вошёл и сел.
я его не приглашал. он так просто прилетел.
скажи ему: «спасибо».
за окном его корабль наслаждался тишиной
он вернулся лишь затем чтобы взять меня с собой.
скажи ему: «не надо».

я давно лежу на дне.
мои мысли – мутный дым.
сколько лет прошло с тех пор
когда я был молодым?
не нужно говорить.

да я знал что он придёт. быть иначе не могло.
но он опоздал на жизнь. нам опять не повезло.
скажи ему: «бывает».
за окном его корабль был у осени в плену.
он давно её искал и любил её одну.
скажи ему: «удачи».

я давно лежу на дне.
мои мысли – мутный дым.
сколько лет прошло с тех пор
когда я был молодым?
не нужно говорить.
и прозрачное тепло вдруг упало на ладонь.
он поднялся и ушёл и не взял меня с собой.
спроси его: «куда?»
и корабль его унёс на плечах осенний плен.
недосказанность любви оставляя мне взамен.
скажи мне: «навсегда».

я давно лежу на дне.
мои мысли – мутный дым.
сколько лет прошло с тех пор
когда я был молодым?
не нужно говорить.

этот дом
был приветлив
но едва ли
он для нас
не покрыт был
толстым льдом
и ко мне
вы наклонившись
прошептали:
«отрекаются любя.
но только не вдвоём
но только не вдвоём
но только не вдвоём
но только не вдвоём!»

о тебе
о тебе
о тебе
и с тобой не я.
дай мне сил закрыть глаза!
помоги уйти на небеса!
соедини на них нас двоих!
в темноте
полупустого
кинотеатра
боль впилась
в давно распухшие виски.
незнакомые глаза
мне улыбались
так похоже на тебя
но не знавшие тоски
не знавшие тоски
не знавшие тоски
не знавшие тоски.

о тебе
о тебе
о тебе
и с тобой не я.
дай мне сил закрыть глаза!
помоги уйти на небеса!
соедини на них нас двоих!

я стараюсь привыкнуть жить без тебя.
я снова надеваю печали фрак.
я еду. на шинах скрипит асфальт
и светят фары в дорожный знак.
я стараюсь привыкнуть дышать без тебя.
мой зверь подо мной как и я одинок.
вся жизнь теперь в повороте руля
это мой последний последний рывок.

тугая ночь обнимает меня за плечи.
и ветер солёный и в глазах тоска.
и никуда не деться ведь снова вечер.
и как жаль что это не не твоя рука.

я стараюсь привыкнуть любить не тебя.
вырывается страсть и поёт мотор.
мои мысли просты как изгиб руля.
в этих двух колёсах война и позор.
я стараюсь привыкнуть видеть других
чувствуя как ты гибнешь во мне.
и некому крикнуть мне: «подожди!»
в последнем полёте при мёртвой луне.
тугая ночь обнимает меня за плечи.
и ветер солёный и в глазах тоска.
и никуда не деться ведь снова вечер.
и как жаль что это не не твоя рука.

я навсегда тебя теряю навсегда.
я города с тобой меняю города.
о мой король где голос твой?
где наш приют?

мы просто вышли из дверей.
рубцует раны твоя ложь.
тонуть в тебе но рвётся нить.
тонуть с тобой но жить
а жить осталось мало. теряю силу.
осталось мало. теряю силу.

ты приковал меня загадкой своих снов.
но мне так много лет что холодно идти.
и я смеюсь. а в горле соль.
всё та же боль.

мы просто вышли из дверей.
рубцует раны твоя ложь.
тонуть в тебе но рвётся нить.
тонуть с тобой но жить
а жить осталось мало. теряю силу.
осталось мало. теряю силу.

искать того кого люблю – и в этом смысл.
а монотонность дней – тугая карусель.
скажи король зачем ты мой?
мне страшно ждать.
мы просто вышли из дверей.
рубцует раны твоя ложь.
тонуть в тебе но рвётся нить.
тонуть с тобой но жить
а жить осталось мало. теряю силу.
осталось мало. теряю силу.
осталось мало.

уже лето не зима я без тебя не без ума
я без тебя не без предела ты же видишь сама!
пролетело растащило виноватых не ищи
так получилось кто-то раньше кто-то позже

белые одежды надевай
волосы по плечи расти
знаешь не поможет даже yves rocher
знаешь не поможет даже calvin klein
уезжай уезжай

уже солнце полным ходом прогревает мосты
и кто-то плавит меня но безусловно не ты
пролетело растащило виноватых не ищи
так получилось кто-то дальше кто-то ближе

белые одежды надевай
волосы по плечи расти
знаешь не поможет даже yves rocher
знаешь не поможет даже calvin klein
не скучай не скучай

я тебе оставлю пару незаметных вещей
чтоб никто не догадался что живешь одна
будет день найдется кто-то
будет ночь найдешь кого-то
успокойся это просто луна
белые одежды надевай
волосы по плечи расти
знаешь не поможет даже yves rocher
знаешь не поможет даже calvin klein
забывай забывай
уже лето не зима я без тебя не без ума.

асфальт уходил из-под наших ног.
я не смела увидеть твои глаза.
не стало того кто бы мне помог
нажать на тормоза.
ты даришь дороге свой силуэт.
а мне оставляешь весны западню.
кого я в тебе люблю?

зовёт меня к тебе неторопливый день.
и в небе высоко поёт поёт труба.
у наших тревог одно окно – в пустоту.
у наших дорог одна награда – в конце.
и мой свет в твоём лице.

мы обвенчаны с небом кольцом серебра.
а ночью свобода водой на щеках.
не понять мне что зло – это суть добра.
оно в твоих руках.
и я открываю балконную дверь.
крошу расстояние выдохом прочь.
и в шаге моём – эта жуткая ночь.

зовёт меня к тебе неторопливый день.
и в небе высоко поёт поёт труба.
у наших тревог одно окно – в пустоту.
у наших дорог одна награда – в конце.
и мой свет в твоём лице.

хочешь пойдём в кино.
хороший фильм – и ничего больше.
твой профиль в темноте.
мне всегда нравилось как ты смеёшься.
а после двух долгих часов
мы выйдем из зала и молча покурим.
и ты скажешь потом что тебе
очень понравился фильм.
тебе так нравился фильм…

ничего не сказала и ушла.
ничего не сказала.
а что говорить?
такие дела.

мы обливались водой
и кофейной гущей красили губы.
мы танцевали с тобой
на полу на стульях
мы жгли расстоянья.
а после двух долгих часов
мне нравилось ждать
когда ты вернёшься.
как просто купить вино
и читать в метро книгу
терпеливо.
так терпеливо…
ничего не сказала и ушла.
ничего не сказала.
а что говорить?
такие дела.
трамваи звенят на ходу.
спускается вечер —
приносит тревогу.
мимо ярких кафе
я иду по мостам.
я не буду пить пиво.
видимо эти огни
никогда не станут
друг к другу теплее.
скоро начнётся март.
это весна
и мы значит
увидим осень…
холодно – значит вперед.
больно – значит немного осталось.
весело весело спать
и видеть тебя
во сне той же ночью.
сохнет растопленный лёд
а царская кровь
небесного цвета.
желаю тебе забыть
о том что небо
нельзя перекрасить.

ничего не сказала и ушла.
ничего не сказала.
а что говорить?
такие дела.

то что делает меня неотразимой —
слишком не похоже на тебя.
то что делает меня такой красивой —
тонкий ломтик луны. прелюдия сна.

она
мне нравится как дышит.
она
когда меня не слышит
грустна.
но впрочем как и все мы
одна.
она
молчит но делом дело.
могу
представить как бы пела.
она
быть может и поёт
но страна
обесценена
и никогда не вернётся обратно
она!

рано или поздно нужно делать выбор
очень не похожий на тебя.
поздно будет поздно. рано лучше рано.
откровения твои не в цене.
о ней
я знаю только тайны.
ответ
на уровне колена.
а там
все встречи неслучайны
и чувства
чувства неизменны.
и мне
не надо по-другому.
и мне
обратно только в небо.
сгореть —
ну что в этом такого?
но кто
держит нить
и меня не пускает
на берег другой
за тобой?!

то что делает меня неотразимой
то что делает меня такой красивой
тот кто делает меня такой…

мы едем домой.
мы чисты и светлы как небо над головой.
мы едем домой.

наши губы молчат в ожиданьи тепла.
твоя ладонь тиха и смугла
как сливочная карусель.
мы едем домой вдвоём.
мы не ждём гостей.

а люди напротив в немом витраже
готовятся лечь и уснуть уже
и это им не впервой.
а мы совершим первый полёт
когда мы приедем домой.

ночь пропускает тепло
через сплетение рук.
нежность плавит оковы мои.
на губах долгожданный рождается круг.
темнота превращается в тонущий звук.

Читайте также:  Я уронил твои перчатки в лужу запачкал кровью твой французский плащ

и говоришь ты мне: да. да. да.
мы сотканы из вчерашних дней
но не горит для меня звезда.
она кому-то сейчас нужней.
и этот мягкий полет к тебе
меня спасает от пустоты.
только бы время позволило нам хоть немного
без глупой пожить суеты.

сердце живет в груди
солнцем сжигающим суть.
мой поводырь оказался лжецом.
где же теперь закончится путь?
когда я смогу отдохнуть?

но знай что гибнуть в твоих руках
мне все же легче чем жить одной.
воскреснуть в пепле твоих шагов
мне было трудно любимый мой.
и если встретиться суждено
то западня пустых лиц не в счет.
только бы время позволило вырвать из тлена
хотя бы еще один год.

утро растащит опять нас по разным углам.
пропасть лежит между жизнью и мной.
но греть ладони в холодной земле
мне рано пока есть потребность в тепле.
и ты сказала мне: да. да. да.

она выпускает змей. она улыбается мне.
я вижу ее силуэт в моем напротив окне.
я двигаюсь ей навстречу. я пячусь назад.
линзы не красят того у кого слезятся глаза.
она выпускает птиц. она открывает окно.
она приглашает меня и дрожит когда я смотрю на нее.
в измученный шарф она незаметно прячет плечо.
она покупает платки.
она меняет зонты.
в её снах горячо

она променяла меня на пару дешевых фраз.
она испугалась меня: она захотела домой.
она любит тонкие кольца и бледный фаянс.
она вытирает пыль под песни мои…
достойный альянс.
она выпускает зайцев в дремучем лесу.
сердечный вальсок и в дороге теряется соль.
она любит все чего она лишена.
мне нравится в ней перспектива уехать в сибирь.
мне было 17 ей 143

моим отражением стали причуды её.
она мне подарит краски – я нарисую ее изнутри.
покажется блекло – плесну хлороформа еще!
дыши и смотри.

россия 37.
в моём горле живёт кит.
чарли чаплин стреляет в упор
сплёвывает в пол и молчит.
иван бунин ходит в кино.
по бёдрам подруги пишет рассказы.
а на экране жёсткое порно
но детям об этом не скажут.

россия 37.
преддверие новой войны.
олег кошевой кашляет кровью
и дни его сочтены.
эмиль золя строит галеры
но его не читает никто
и все ждут кого-то
но кто этот кто этот кто?

россия 37.
булгаков ныряет в пруду.
выстрел уложит нас рядом
на красном прозрачном льду.
москва никому не верит
москва никому не простит.
белоснежный уже ненужный китель
на грязной стене висит.
вдохновение:
юбки веером вверх.
сожаление
о том что не встало.
без сомнения
это было и это будет.
и ты опять предашь меня
и хоть на секунду
но всё же забудешь.

дрессированные чудом
мои глаза.
нужно стать приманкой пули
чтобы так сказать.
нужно время намолоть в муку
и перестать бояться нежных скул.

питер
пахнет
никотином
томным летом.
исчезает
мой любимый
город детства за лесами.
будто
в язвах
плечи улиц
целлофаны – маскировки.
вырастают
сплошь безликие уроды
новой жизни заготовки.

и бросить не могу.
уехать не могу.
в бессилии молчу.
от ярости хрипя.
я драться остаюсь.
я буду защищать тебя.
очарованные небом
цикады стран.
нужно стать привычным к боли
как шаман.
и достать ресницами до дна.
и увидеть что на дне живет
весна.

2008 г. весна. финский залив.

нервы сдали. плакать как предать.
против воли начинаю ждать.
все слабее сила бытия.
все прозрачней музыка моя.

я превращаюсь в воздух и лечу.
я превращаюсь в воздух.

я побегу искать тебя
по фотографиям и снам
по черно-красным ножевым
по рикошету южных стран
по родинке в тылу плеча
по желудям твоих измен
я побегу искать тебя
никто иной бы не посмел
так просто дать тебе уйти
в лопатки фарами слепя
я побегу искать тебя.

нервы сдали. врешь – не зареву.
я безумно рада что живу.
смерть стежок прошила на брови —
робкий неумелый визави.
я превращаюсь в воздух и лечу.
я превращаюсь в воздух.

я побегу искать тебя
по фотографиям и снам
по черно-красным ножевым
по рикошету южных стран
по родинке в тылу плеча
по желудям твоих измен
я побегу искать тебя
никто иной бы не посмел
так просто дать тебе уйти
в лопатки фарами слепя
я побегу искать тебя.

южный полюс в снегах.
южный полюс закрыт.
на торосах растут
ледяные цветы.
опоздавших не ждут —
им без нас хорошо.
кто из нас станет первым
кто сможет сказать: «извини. я остыл»?
южный бег как мишень
в океане без сна.
южный ветер плюет
солью на паруса.
южный знает кто враг.
южный не предает.
южный намертво впаян в твои
поднебесного цвета глаза.
южный полюс молчит.
мерно катит слюна
по гортани туда
где рождается звук.
никаких новостей.
нас берут на испуг.
нас измором берут
никаких новостей
бьет под дых тишина.
южный полюс закрыт
от зимы до зимы.
безрассудочен пыл
пилигримов-юнцов.
не дождутся весны
и рискнут на авось
и вернутся домой
поседев до корней
в платьях для мертвецов.
южный полюс уснул
снами холостяка.
я все ночи к тебе
прижимаюсь щекой.
южный нас не пустил
не целован никем
южный шанс упустил
и ему никогда не обняться с тобой.
держи меня за руку.
долго пожалуйста.
крепко держи меня.
я не пожалуюсь.
сердце в плену не способно на шалости.
если не хочешь потери – молчи.
я путь свой сама устелила пожарами
ядом
отчаяньем
страхами
ранами
кровью без крови
ожогами шалыми
не отпускай мою руку держи!

лети моя душа
лети мой тяжкий рок
под облаками блокитными
под облаками-зенитками
в небо.
лети моя душа
и солнце поцелуй
за всех друзей моих сгинувших
за тех кого не покину я.
лети моя любовь
и крови не жалей
брызгами струями
да в полнолуния.
и годы – по часам.
и сердце – ястребок.
я дышу радостью.
нет большей сладости – жить.

печаль моя
будто роса.
легкая птаха
светла и прозрачна
белой рубахой отца.

виноградных листьев
студеные кольца
я знаю что пытка
скоро закончится —
уже очень скоро
ты поцелуешь меня.
такая радость
была только в детстве.
твои глаза —
черника и перец
черника и перец —
страх каждого дня.

ты влюбляешься внезапно —
будто ток перекрывают
и втыкают в горло розу
на обед шипы с ткемали.
вьет круги змея по сердцу
водит гладит медным жалом
по окоченевшим венам
нежность яда побежала.
и на мускулы-деревья
падает ментол мороза
ты как будто засыпаешь
от слоновьего наркоза
и спускаясь ниже ниже
сердце давит на колени
ты цепляешься за воздух…
и не чувствуешь боли спиной и летишь
в безупречное черное грязное лето
и печатая пряники по мостовой

По материалам thelib.ru

  • Читать ознакомительный отрывок полностью (45 Кб)
  • Страницы:
    1, 2

вот и всё. больше я не бегу впереди паровоза, я показала

козырей нет. промежуточные out of place определены в строй.

ранние щенячьи безыскусные оголены.

если это всё – спекуляций не случится.

после меня останутся только «дезертир» «колыбельная»

p. s: пожалуйста давайте скажем спасибо

александру николаевичу житинскому

и его бескорыстному сердцу

за то что билось и помогало таким бездомным как я и вы.

о тебе не поют в стиле реггей

к тебе не бегут просто так с разбегу

а я давно давал себе слово не петь об этом!

и вчерашнее кажется сказкой.

и вчерашнее скажется завтра.

а ты опять ничего не скажешь

ни о завтрашнем ни о вчерашнем.

наверное так и должно быть

не всю ведь жизнь петь об остановках!

и трамвая нет в городе нашем

а только грязь да остановки

наверное это можно сказать другими словами.

наверное нужно пойти и заняться делом.

но как ты не видишь что я догораю?

но как ты не можешь понять что мне некуда деться?

и ты идешь от одного к другому.

с кем ты сможешь остаться.

кому-то не сможешь сказать: «мне нужно идти».

кому-то не сможешь просто так улыбаться.

и песни мои тебя не греют.

ты просто их иногда слышишь.

а я с каждым разом все слабее.

а я с каждым разом всё сильнее

ведь смысл не в том чтобы остаться целым.

и даже не в том чтобы объехать полмира.

ты так же будешь хотеть дальше в берлине.

ты так же будешь грустить в Париже.

снова снова снова сердце на круги своя.

ней– ней– неизбежна песня о тебе.

самолёт уходит в штопор. плавятся моря.

но об этом не узнаешь на своей земле.

мы с тобою побратимы. это ли не рок?

мы с тобою непохожи. это ли не знак?

ночь в глазах твоих танцует. кровью метит горизонты.

я любуюсь поцелуем на твоих губах.

нет таких ночей которых мы могли бы ждать.

нет такой любви которая для нас с тобой.

беспросветность обнимает мёртвою петлёй.

чуда нет не будет чуда. богу всё равно.

снова снова снова сердце на круги своя.

ней– ней– неизбежна песня о тебе.

брошенная мною нелепая фраза

откуда догадаться тебе было сразу

что это просто осторожный шаг?

ободрать кожу можно до крови

обгоревшую твердь спасая в прохладе.

не нужно опасаться этой боли

спустившись с неба в уютном наряде.

я устала спасаться от жизни амбиций

слушать пьяные банальные разговоры

я устала видеть вчерашние лица

и уклоняться от нелепых споров.

то что мои руки просят твоих песен

настолько очевидно что хочется уснуть.

я выхожу из дыма чтоб тобой вздохнуть.

и мы шагаем по твоей земле

и мы шагаем по твоей земле

и мы шагаем по твоей земле

пух (в соавторстве с гусем)

что ваш пух слился с тополем.

вашим крыльям больше столетия.

так взлетайте! к чему эти вопли

о краях куда направляясь обычно молчат.

но пройду сквозь холодный свет

сквозь волну ваших тёплых глаз

в пропасть которую вы долго рыли себе.

вглубь прыжок. а в ответ: «не тронь

вам бы надо поберечь огонь

зачем же стареть в едва раскалённых углях?

что ваш пух слился с тополем.

вашим крыльям больше столетия.

так взлетайте! к чему эти вопли

о краях куда направляясь обычно молчат.

1995 г. питер. владимирская. пять углов.

я люблю того кто не придёт

я люблю того кто не придёт.

кто не сядет пить чай за одним столом.

кто никогда никогда не приходил в мой дом.

я люблю того кто спит по ночам

опустив веки в ночную печаль.

дрожит фитиль его огня и гаснет в свете дня.

а мы с тобою уже далеко от земли.

ты умеешь летать. я умею любить.

ты любишь мечтать. а я люблю петь.

и наши страны давно стали одной.

наши войны давно превратились в парад.

ты так долго этого ждал. почему ты не рад?

медленный стук чужих шагов.

вечер – не время для звонков и для врагов.

я люблю того кто держит в руке

ключ от дверей что всегда на замке.

кто знает маршруты ночных поездов

я люблю того кто видит мой цвет

кто рядом со мной когда меня нет

а мы с тобою уже далеко от земли.

ты умеешь летать. я умею любить.

ты любишь мечтать. а я люблю петь.

и наши страны давно стали одной.

наши войны давно превратились в парад.

ты так долго этого ждал. почему ты не рад?

медленный стук чужих шагов.

вечер – не время для звонков и для врагов.

я люблю того кто не придет

ты хочешь спать. ты ложишься в постель.

ты больна. ты дрожишь. у тебя нет сил.

Читайте также:  Пониженное содержание нейтрофилов и повышенное содержание лимфоцитов в крови у

закрываешь глаза и не можешь терпеть

эту боль эту боль эту боль эту боль.

ты ползёшь к телефону. набираешь «03» —

добрый дядя тебе «потерпи» говорит.

и вот ты в больнице и всё позади

я могу тебе подарить свою кровь

но нормальные вены не примут её.

по морям твоим я пущу корабли

но они никогда не достигнут земли.

идеально логичный закон бытия

но в нём нет тебя в нём нет меня.

контуры губ на белой стене.

как молодо выглядят лица во сне.

ритуал не заставит себя долго ждать.

всё готово уже задолго до нас.

ты пьёшь крепкий чай ты ждёшь и молчишь

а кто-то на кухне включает газ.

расцветает день. я становлюсь водой

улыбаюсь рыбам и читаю вслух.

нелегко конечно быть самим собой

но не легче разучиться считать до двух.

1996 г. питер. на бульваре красных зорь.

всё к чему я прикасаюсь руками

всё к чему я прикасаюсь губами

сколько на спидометре твоей любви?

вороны ложатся спать. на деревьях стелют постели.

я с тобой по тротуарам по осенним тротуарам.

мы с тобой подышим паром. мы с тобой подышим.

я опять сбиваюсь с курса. я спешу к тебе.

если снайпер опоздает вряд ли он секунду проживёт.

я знаю ты любишь меня ослепительно нежно.

гуттаперчевая птица на ладонь твою садится.

солнце топит солнце гладит лица.

юный мальчик объясняет то чего не понимает.

просто верит в то что это лучший город на земле.

если снайпер улыбнётся значит ночь удачна и легка.

мне было трудно узнать, но я вижу тебя, вижу тебя.

мне было трудно поверить что это ты.

мне было трудно узнать, но я вижу тебя, вижу тебя.

мне было трудно поверить что это ты ты ты!

кто-то тихо постучал. дверь открыл. вошёл и сел.

я его не приглашал. он так просто прилетел.

за окном его корабль наслаждался тишиной

он вернулся лишь затем чтобы взять меня с собой.

сколько лет прошло с тех пор

да я знал что он придёт. быть иначе не могло.

но он опоздал на жизнь. нам опять не повезло.

за окном его корабль был у осени в плену.

он давно её искал и любил её одну.

сколько лет прошло с тех пор

и прозрачное тепло вдруг упало на ладонь.

он поднялся и ушёл и не взял меня с собой.

и корабль его унёс на плечах осенний плен.

недосказанность любви оставляя мне взамен.

сколько лет прошло с тех пор

дай мне сил закрыть глаза!

дай мне сил закрыть глаза!

я стараюсь привыкнуть жить без тебя.

я снова надеваю печали фрак.

я еду. на шинах скрипит асфальт

и светят фары в дорожный знак.

я стараюсь привыкнуть дышать без тебя.

мой зверь подо мной как и я одинок.

вся жизнь теперь в повороте руля

это мой последний последний рывок.

тугая ночь обнимает меня за плечи.

и ветер солёный и в глазах тоска.

и никуда не деться ведь снова вечер.

и как жаль что это не не твоя рука.

я стараюсь привыкнуть любить не тебя.

вырывается страсть и поёт мотор.

мои мысли просты как изгиб руля.

в этих двух колёсах война и позор.

я стараюсь привыкнуть видеть других

чувствуя как ты гибнешь во мне.

и некому крикнуть мне: «подожди!»

в последнем полёте при мёртвой луне.

тугая ночь обнимает меня за плечи.

и ветер солёный и в глазах тоска.

и никуда не деться ведь снова вечер.

и как жаль что это не не твоя рука.

я навсегда тебя теряю навсегда.

я города с тобой меняю города.

о мой король где голос твой?

мы просто вышли из дверей.

тонуть в тебе но рвётся нить.

а жить осталось мало. теряю силу.

ты приковал меня загадкой своих снов.

но мне так много лет что холодно идти.

и я смеюсь. а в горле соль.

мы просто вышли из дверей.

тонуть в тебе но рвётся нить.

а жить осталось мало. теряю силу.

искать того кого люблю – и в этом смысл.

а монотонность дней – тугая карусель.

скажи король зачем ты мой?

мы просто вышли из дверей.

тонуть в тебе но рвётся нить.

а жить осталось мало. теряю силу.

уже лето не зима я без тебя не без ума

я без тебя не без предела ты же видишь сама!

пролетело растащило виноватых не ищи

так получилось кто-то раньше кто-то позже

знаешь не поможет даже yves rocher

знаешь не поможет даже calvin klein

уже солнце полным ходом прогревает мосты

и кто-то плавит меня но безусловно не ты

пролетело растащило виноватых не ищи

так получилось кто-то дальше кто-то ближе

знаешь не поможет даже yves rocher

знаешь не поможет даже calvin klein

я тебе оставлю пару незаметных вещей

чтоб никто не догадался что живешь одна

будет день найдется кто-то

будет ночь найдешь кого-то

успокойся это просто луна

знаешь не поможет даже yves rocher

знаешь не поможет даже calvin klein

уже лето не зима я без тебя не без ума.

асфальт уходил из-под наших ног.

я не смела увидеть твои глаза.

не стало того кто бы мне помог

ты даришь дороге свой силуэт.

а мне оставляешь весны западню.

зовёт меня к тебе неторопливый день.

и в небе высоко поёт поёт труба.

у наших тревог одно окно – в пустоту.

у наших дорог одна награда – в конце.

мы обвенчаны с небом кольцом серебра.

а ночью свобода водой на щеках.

не понять мне что зло – это суть добра.

и я открываю балконную дверь.

крошу расстояние выдохом прочь.

и в шаге моём – эта жуткая ночь.

зовёт меня к тебе неторопливый день.

и в небе высоко поёт поёт труба.

у наших тревог одно окно – в пустоту.

у наших дорог одна награда – в конце.

такие дела (песня для кейва)

хороший фильм – и ничего больше.

мне всегда нравилось как ты смеёшься.

а после двух долгих часов

мы выйдем из зала и молча покурим.

и ты скажешь потом что тебе

и кофейной гущей красили губы.

а после двух долгих часов

больно – значит немного осталось.

то что делает меня неотразимой —

слишком не похоже на тебя.

то что делает меня такой красивой —

тонкий ломтик луны. прелюдия сна.

и никогда не вернётся обратно

рано или поздно нужно делать выбор

поздно будет поздно. рано лучше рано.

откровения твои не в цене.

то что делает меня неотразимой

то что делает меня такой красивой

тот кто делает меня такой…

мы чисты и светлы как небо над головой.

наши губы молчат в ожиданьи тепла.

твоя ладонь тиха и смугла

а люди напротив в немом витраже

готовятся лечь и уснуть уже

а мы совершим первый полёт

и ты сказала мне да. да. да

нежность плавит оковы мои.

на губах долгожданный рождается круг.

темнота превращается в тонущий звук.

и говоришь ты мне: да. да. да.

мы сотканы из вчерашних дней

но не горит для меня звезда.

и этот мягкий полет к тебе

только бы время позволило нам хоть немного

мой поводырь оказался лжецом.

где же теперь закончится путь?

но знай что гибнуть в твоих руках

мне все же легче чем жить одной.

воскреснуть в пепле твоих шагов

мне было трудно любимый мой.

и если встретиться суждено

то западня пустых лиц не в счет.

только бы время позволило вырвать из тлена

утро растащит опять нас по разным углам.

пропасть лежит между жизнью и мной.

но греть ладони в холодной земле

мне рано пока есть потребность в тепле.

и ты сказала мне: да. да. да.

она выпускает змей. она улыбается мне.

я вижу ее силуэт в моем напротив окне.

я двигаюсь ей навстречу. я пячусь назад.

линзы не красят того у кого слезятся глаза.

она выпускает птиц. она открывает окно.

она приглашает меня и дрожит когда я смотрю на нее.

в измученный шарф она незаметно прячет плечо.

она променяла меня на пару дешевых фраз.

она испугалась меня: она захотела домой.

она любит тонкие кольца и бледный фаянс.

она вытирает пыль под песни мои…

она выпускает зайцев в дремучем лесу.

сердечный вальсок и в дороге теряется соль.

она любит все чего она лишена.

мне нравится в ней перспектива уехать в сибирь.

моим отражением стали причуды её.

она мне подарит краски – я нарисую ее изнутри.

покажется блекло – плесну хлороформа еще!

чарли чаплин стреляет в упор

сплёвывает в пол и молчит.

по бёдрам подруги пишет рассказы.

а на экране жёсткое порно

но детям об этом не скажут.

олег кошевой кашляет кровью

на красном прозрачном льду.

белоснежный уже ненужный китель

нужно стать приманкой пули

нужно время намолоть в муку

и перестать бояться нежных скул.

нужно стать привычным к боли

и достать ресницами до дна.

и увидеть что на дне живет

2008 г. весна. финский залив.

нервы сдали. плакать как предать.

против воли начинаю ждать.

все прозрачней музыка моя.

я превращаюсь в воздух и лечу.

так просто дать тебе уйти

нервы сдали. врешь – не зареву.

смерть стежок прошила на брови —

я превращаюсь в воздух и лечу.

так просто дать тебе уйти

кто сможет сказать: «извини. я остыл»?

южный намертво впаян в твои

и ему никогда не обняться с тобой.

сердце в плену не способно на шалости.

если не хочешь потери – молчи.

я путь свой сама устелила пожарами

не отпускай мою руку держи!

за всех друзей моих сгинувших

нет большей сладости – жить.

вьет круги змея по сердцу

водит гладит медным жалом

и не чувствуешь боли спиной и летишь

в безупречное черное грязное лето

и печатая пряники по мостовой

хочешь к ней и себя проклинаешь за это.

там такие тела! будто доски для мачт —

без намека на грудь. анемичны и плоски.

и шарашит по венам животная ртуть

рвешь рубахи сталь терзаешь

то счастливый то несчастный

весь на взводе весь на крике

ты клянешься что не будешь

больше никогда звонить ей

гордым сильным окрыленным

и не чувствуешь боли спиной и летишь

в безупречное черное грязное лето

и печатая пряники по мостовой

хочешь к ней и себя проклинаешь за это.

там такие тела! будто доски для мачт —

без намека на грудь. анемичны и плоски.

и шарашит по венам животная ртуть

7 десятков солдат моей армии.

я прикажу им крепко спать и быть готовыми к войне.

я прикажу им доказать что истина в вине.

я прикажу им сшить шинели и надраить сапоги.

я прикажу их накормить с ладони маминой руки.

я прикажу им ждать утра когда огонь зальет поля

когда взорвется горизонт и защищаться станет зря

когда понятно станет им какие хрупкие виски —

я прикажу поцеловать я прикажу поцеловать

я прикажу поцеловать того кто от любви погиб.

7 десятков солдат моей армии.

я прикажу им крепко спать и быть готовыми к войне.

я прикажу им доказать что истина в вине.

я прикажу им сшить шинели и надраить сапоги.

я прикажу их накормить с ладони маминой руки.

я прикажу им ждать утра когда огонь зальет поля

когда взорвется горизонт и защищаться станет зря

когда понятно станет им какие хрупкие виски —

я прикажу похоронить я прикажу похоронить

я прикажу похоронить того кто без любви погиб.

По материалам modernlib.net